Форум » Театры » Ленком » Ответить

Ленком

Villina: Сайт театра Ленком Не пора ли? Завести тему.

Ответов - 191, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Влада: 1000 р.

miliuna: Влада пишет: Если вдруг на завтра на "Королевские игры" кому-нибудь нужен билетик, пишите. Партер, второй ряд. На "Шут Балакирев" тот же второй ряд партера с краю стоил 1700 р. Впрочем, "Королевские игры" дешевле вроде бы))

Влада: Это тоже относительно скраю, но не совсем, 5-е место.

Марина: хм, я вписку на сегодня отдавала, тут билеты - у всех планы поменялись синхронно:)

Пантера: так :) воскресим темку. Была в Ленкоме на "Королевских играх" и на "Затмении". Впечатления кликабельны :) Теперь созрела до того, что нужно дойти до Юноны, во что бы то ни стало. Отсюда вопрос к тем, кто знает - чтобы выцепить билетики без адовых наценок в 2-3 раза, в какой день надо приехать и сколько часов стоять в очереди в кассу театра? Потому что, как я понимаю, больше нигде нормальных цен нет... :(

Giselle: Пантера по нормальным ценам вполне можно купить через тикетленд.ру, партер.ру и т.п. Наценка 10%, при этом стоять в кассе и униженно ждать, пока все спекулянты, косящие под малоимущих, не отоварятся, не нужно. Единственное неудобство - покупать нужно месяца за полтора-два. Мы так брали и на "Юнону" (на сцене Дубровки), и на "Королевские игры", и на "Фигаро". УПД. Вспомнила, что можно в кассах метро попытаться поискать - процент комиссии там варьируется, но если повезет, то тоже можно купить приличные билеты относительно недорого.

Пантера: Giselle проблема в том, что нет ни на Тикетлэнде, ни на партере билетов на Юнону. на все остальные спектакли есть,а на неё - нет. и два месяца назад не было, и полтора, и за месяц тоже нет.

Марина: Пантера, на кассу театра вообще не стоит рассчитывать. Лучше метрошные кассы и точки продаж. Скоро грядет захаровская премьера, наконец снова музыкальное что-то и даже пластическое:)

Giselle: Пантера в таком случае действительно поищите в кассах метро. В частности, в кассе, где переход между Театральной и Охотным рядом, возле эскалатора, где начинается спуск на Сокольническую линию - я там несколько раз брала билеты (не только в Ленком) с приемлемой наценкой и на нормальные места. Один раз, подсчитав в процентах сумму наценки, даже удивилась, т.к. она составила меньше 10% Правда, дело было давно - летом.

Марина: если кто-то придет кагбэ на Женитьбу в 20-х числах, попадет на прогоны Пер Гюнта - это давний метод прогонов премьеры на зрителе, который шел не на то:)

Тарас: 30 лет спектаклю "Юнона и Авось". Самый хороший сюжет был по рен-тв, никакого тебе Певцова (даж не упомянули, не то чтоб показать это безэмоциональное лицо))). Караченцов (БЕЗ зас**ки жены и теперешних домашних сьемок), Раков, Захаров, Рыбников.

ПАПА: Тарас, сюжет сегодня был?! Спектакль - с юбилеем!

Тарас: ПАПА , сегодня по всем каналам сюжеты

miliuna: «Пер Гюнт», Московский театр Ленком, 16 октября 2014 года. Состав: Пер Гюнт – Антон Шагин Озе – Александра Захарова Пуговичник – Сергей Степанченко Сольвейг – Алла Юганова Ингрид – Светлана Илюхина Анитра – Анжелика Кошевая Даворский дед – Виктор Раков Мас Мон – Семен Шкаликов Отец Сольвейг, доктор – Иван Агапов Мелкий тролль – Константин Петухов Цыган – Алексей Скуратов Гуссейн – Виталий Боровик Сын Ингрид – Семен Лось Очередным спектаклем, на который мне посчастливилось попасть, стал «Пер Гюнт» театра Ленком. Еще в те времена, когда он значился премьерным, я обратила на него внимание, т.к. позиционировался он как музыкальный спектакль и чуть ли не мюзикл. Теперь, после его просмотра, я могу сказать: музыкальный – да, мюзикл – нет. Спектакль наполнен «закадровой» музыкой, живой музыкой, но поют артисты всего в одном эпизоде. Таким образом, музыка здесь служит лишь для создания настроения, и не более того. Пересказывать сюжет я не буду, так как дело это неблагодарное, тем более, что постановка показалась мне довольно отвлеченной. Сюжет будто не играет большой роли в постановке. Скорее, все происходящее на сцене – полунаблюдение и полуразмышление о жизни, о ее смысле и о том, как порой бездарно ее можно потратить. История частично сказочная, частично реальная, фантазия переходит в реальность и наоборот. Более-менее последовательной и внятной можно назвать разве что первую части спектакля, его завязку, когда все (ну или почти все) стоит на своих местах и когда мы – зрители – знакомимся с главными героями. Кажется, что вся жизнь главного героя, вся его настоящая жизнь с его истинными эмоциями и воспоминаниями скрыта в этом небольшом отрезке времени, когда он еще принадлежит сам себе и творит то, что хочет. Когда поступки еще не отнимают его свободу, и он может просто двигаться, не задумываясь. В этом кусочке спектакля показательны беседы молодого и порывистого героя с матерью, когда он порой будто пытается показать ей мир своими глазами, и не верит, что кто-то может видеть мир иначе: «Ворона я… Нет, ты – ласточка!». Обе эти птицы способны летать, но насколько разный у них полет! Мир троллей ассоциируется скорее с фантазиями главного героя, в которых он и царь, и повелитель. Одновременно это мир, куда герой хочет убежать от своей реальности, т.к. он может выстроить его под себя. Для меня появление там человека из реальности ассоциируется со скрытым чувством вины и, возможно, желанием исправить свои поступки и вдруг преодолеть их последствия. Одновременно, возвращение из фантазий в реальность – первое испытание и тест на взрослость, который герой предпочитает не проходить, а сбежать туда, где жить проще. Образ Сольвейг в этой постановке я бы не назвала четким и центрально-важным. Она – будто дымка и что-то эфемерное, присутствующее в жизни Пер Гюнта, нежели живой человек. Возможно, фантазия, перебравшаяся в реальность. Поэтому часть, посвященная их совместной жизни, это та отправная точка, начиная с которой я начинаю путать, что происходило с героем в реальности, а что – всего лишь плод его воображения. Ингрид – героиня куда более реальная, и ее появление – всегда испытание. Будь то соблазн или наоборот, ответственность. В одном Пер последователен: он бежит от любых испытаний, и отчаянно не хочет взрослеть. Для меня вся дальнейшая жизнь Пер Гюнта – это попытка убежать в первую очередь от себя, отсутствие мира в собственной душе. Дело не в том, что герой не ценит жизнь, а в том, что он ее боится, так как жизнь - это не только наслаждения, но и ответственность, принятие решений и определенные поступки. А какую жизнь мы видим у Пер Гюнта? Мы помним лишь его молодость, когда он совершал поступки, пусть даже и безрассудные. Но его взрослость мы не видим, для нас герой вечно молод, вечно…глуп, и в какой-то степени все его существование – калейдоскоп, в котором сложно выделить отдельные эпизоды. Несмотря на общую философскую направленность спектакля, нельзя не отметить, что он пытается временами быть смешным. Однако стоит отметить, что используемые приемы кажутся довольно традиционными для российской сены в целом – это резкое и уверенное произнесение слов в зал и последующее ожидание реакции. Возможно, я стала слишком скептичной, но подобный метод на меня уже не действует. Вторая особенность спектакля – это его попытка быть остро актуальным к происходящим событиям. С одной стороны, это здорово, и любая философская драма просто обязана быть актуальной на все времена. Но с другой, эта актуальность в «Пер Гюнте» достигнута слишком откровенно прямыми приемами. Текст, вложенный в уста персонажей, будто взят с либеральных митингов. Признаюсь, что в какой-то мере это заставляет и улыбнуться, и усмехнуться, но почему-то хотелось бы более тонких намеков, чем импровизированное выступление в сцене в психиатрической больнице с надсмотрщиками. Хотя, возможно, я и не права, и все это – не более чем мое восприятие, и я сам слишком остро воспринимаю эти аналогии. Возможно, более расслабленная публика увидит только то, что показано в спектакле. Антон Шагин неожиданно напомнил мне Сергея Безрукова, может, чуть с меньшим пафосом, но по открытости своей и своему странному желанию обнять весь мир он очень похож. Он органичен, красив, но, наверное, он чересчур простой как герой. Возможно, это очень в тему: рассматривать чью-то пустую жизнь интереснее на примере героя, не утруждающего себя сложными реакциями на мир. Но кажется, что все, что у него в сердце, у него на языке и в его действиях. Из двух женщин, что его окружают, я не могу выделить ни одну. Образ Сольвейг – это что-то эфемерное, причем этот эффект больше достигнут за счет ее внешности, нежели ее игры. Она так мало взаимодействует с Пер Гюнтом, что остается решительно непонятным, каким образом эта героиня вообще в него влюбляется, и не самовнушение ли это, что свойственно мечтательным натурам. Одновременно большой комплимент ей как источнику юмора: ее диалоги с отцом – это такой тонкий троллинг, за которым наблюдать куда интереснее, чем за грубой правдой в исполнении Озе. Ингрид – роковая женщина, порой полубезумная. Мне запомнилось, как у нее блестели глаза в отдельных сценах с Пер Гюнтом. При этом иногда складывалось впечатление, что актриса не совсем понимает, как делать эту роль. Несмотря на безумный блеск в глазах, Ингрид все равно просто очень красивая и просто ошибка, которая преследует героя всю жизнь, нежели самостоятельный персонаж. Ее можно воспринимать как проклятие, но не как самостоятельный образ. Из второстепенных запоминаются и Озе, и царь троллей. Оба эти персонажа комедийные, но первый определенно более груб и – увы – довольно банален. Озе – всего лишь мать, безумно любящая свое дитя, но в этом нет трагедии. Точнее, вся эта трагедия происходит за кадром, а в кадре – на сцене – просто безумно, удушающе любящая мать. Царь троллей включен скорее для комедийности и юмора, персонаж не опасный и не наполненный достоинством, скорее добрый самодур. А вот Пуговичник кажется странной тенью, какими-то темными силами, то ли существующими, то ли живущими в каждом человеке. Он есть, но его почти нет, лишь чувствует его влияние на происходящие события. В заключение хочу сказать, что спектакль мне понравился, несмотря на то, что его назвать выдающимся ни разу, но качественным и крепким – да. Декорации здесь – трансформеры, но их использование все же не поражает воображение. Интересно окошко в центре этой декорации. Оно – будто глаз и будто путь в иной мир, в общем, что-то мистическое. Костюмы – абсолютно современные, причем наиболее простой костюм – у Пер Гюнта. Подобный подход будто приближает героя к нашему времени: он такой же простой парень, как и все за стенами театра. Так или иначе, герой на все времена, а не дитя своего времени. Остальные – более театральные, более выдуманные, то есть условия именно этого спектакля, а не вырванные откуда-то еще. Музыка играет здесь не последнюю роль, но и не ведущую. Все равно это драматический спектакль, пусть и с живым музыкальным сопровождением.

Анна: miliuna, большое спасибо за отзыв. Я смотрела спектакль в 2011, и мои впечатления очень сходны с Вашими. Абсолютно согласна с тем, что эта актуальность в «Пер Гюнте» достигнута слишком откровенно прямыми приемами. Текст, вложенный в уста персонажей, будто взят с либеральных митингов Я как раз хотела об этом же написать, но в отношении другого спектакля театра – «Бориса Годунова» в постановке Константина Богомолова. Не могу сказать, что спектакль мне не понравился, он интересен, но стиль режиссера мне не близок. Я не люблю именно такую прямолинейную, местами навязчивую актуализацию, хотя идея в произведение заложена интересная. Кроме того, спектакль построен на прямых провокациях зала. Например, во время действия в течение десяти минут плазменные экраны транслируют в зал одну и ту же повторяющуюся фразу: «Народ терпеливо ждет, что ему скажут. Народ – тупое быдло!» На сцене в этот момент ничего не происходит. Я знала об этой провокации заранее и отнеслась к ней спокойно, но среди зрителей поднялся ропот и беспокойство, кто-то выкрикивал: «Ну, и дальше что?», «Вот бред!», «От Пушкина хоть что-нибудь осталось?», «Придется Бориску звать!». Передо мной сидели две интеллигентные женщины, явно пришедшие на классику и не понимавшие, какой реакции от них ждут. Я предложила спеть «Вставай, страна огромная…» Мне кажется, что такие провокации зала к активной реакции - это очень большой риск, учитывая, что публика может быть непредсказуемой и в мгновение превратиться в толпу. Зритель должен чувствовать границу зала и сцены в данном случае в буквальном смысле. С другой стороны, можно предположить, что за этой провокацией была интересная мысль: «Народ – тупое быдло» - это дразнилка, которую, как любую глупую дразнилку, нельзя принимать всерьез. И режиссер посмеялся не над народом (о котором в дальнейшем по спектаклю говорит уважительно), а над обидчивой детской реакцией на повторяющуюся глупость. Но дело в том, что, во-первых, «дразнилка» затянулась, а во-вторых, не каждый способен за средствами актуализации увидеть мысль, как раз наоборот, опыт показывает, что большинство зрителей буквально воспринимает действие. Мои соседки в антракте ушли со спектакля, и так поступили не они одни. И я могу их понять. С другой стороны, мне понравилась идея спектакля о том, что власть априори преступна, возникает на крови и существует по своим законам, автономно от народа, который выступает лишь жертвой борьбы узкого круга одних и тех же группировок. Гадунов и Самозванец похожи и приходят к власти на одной и той же трагедии. В сущности, история замкнута и циклична. Безгрешным нет места во власти, поэтому царевичи - законные наследники (Дмитрий и Федор в одном лице) гибнут. То, что «народ безмолвствует» - естественно, поскольку народ не вовлечен в борьбу за власть, не участвует в ее смене, его лишь дразнят, но он существует автономно, как бы во вне этого властного болота. То, что режиссеру удалось выразить эту мысль, пусть в своей своеобразной провокационной манере, вызывает уважение. Артисты находятся в плену жестких режиссерских рамок. Единственный, кто понравился безусловно - Игорь Миркурбанов, игравший Самозванца. Манера игры отталкивает блатными замашками, но энергетика и экспрессия бьют наотмашь. Самый яркий номер спектакля «Я люблю тебя, Марина» в исполнении артиста. Ради него можно вытерпеть безумие остального действа.

miliuna: Анна Спасибо за интересный отзыв... Почему-то думала, что Богомолов в основном в МХТ творит. Безусловно, он провокатор, и ведь добивается того, чтобы о нем говорили, то есть добивается своего. В том, что Вы описали, думаю, нет какого-то Ленкомовского стиля, наверное... Я же в чем-то его видела, в "Пер Гюнт" провокация, как ни крути, интеллигентная хотя и прямолинейная.

Villina: И этот туда же, или "Князь" ("Идиот"). "Князь". Пространство сцены лаконичное, сухое, очищенное от быта и ненужных подробностей. Даже камин лишь обозначен, в его отсутствующий огонь никто не бросает денег. Актерская игра - без всякой игры и "вживания" в образы. Голоса без модуляций и открытого темперамента. Как же, казалось бы, без всего этого обойтись. Ведь Достоевский же. Самый взвинченный, страстный, беспокойный, жгучий русский классик. А вот, представьте, именно тут настоящий Достоевский и есть. Его текст звучит совсем по-особому, врезается как нож паталогоанатома в пресловутую "загадку русской души". В самое ее днище. Где и святой "Идиот" Мышкин на деле Тьмышкин. Где поседевший Рогожин дослужился до генеральской шинели, не растеряв готовность убить. Где детка-нимфетка Настасья Филипповна умело манипулирует обоими. А бестрепетная, давно уставшая Аглая слишком хорошо все понимает и даже согласна ее удочерить. Где "девочка плачет" стала песней про муху, которая вернулась и "села на труп". Советские хиты тут вообще приобретают зловещий смысл. "Из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки. Из чего же, из чего же сделаны наши девчонки". Действительно, из чего? Когда столько лжи, фарисейства, безверия накопилось в "подполье" чуть ли не каждого человека и приобщают к этому бесконечному фарсу прямо сразу - едва открылись "детства чистые глазенки". Константин Богомолов ставит сложные задачи перед замечательными артистами Ленкома - они справляются. Публике труднее: нужно настроиться - как к прыжку в глубину, не ждать развлечения и приятного, знакомого щекотания нервов. Тут Достоевский, каким мы его прежде не знали. Ольга Галицкая ссылка Такое впечатление, что в пору пионерского детства режиссер был двоечником или изгоем, плюс ненавидел училку по лит-ре. И вот мстит - "совку" и заодно Достоевскому.

Villina: Еще один "культурный феномен". Метёлочка, ты нужна Ленкому! Александр Минкин фейсбук Премьера!!! Спектакль "Князь" в Ленкоме - скучный, бездарный. Единственная эмоция, возникающая не раз, - чувство предельного омерзения. Тем, кто туда пойдёт, омерзение гарантировано. Поставил негодяй (и похоже, больной негодяй) по "Идиоту" Достоевского. У всех, с кем разговаривал, два вопроса: как артисты соглашаются "делать это"? и как театры добровольно дают пачкать свою сцену и своё имя?

Метёлочка: Villina пишет: Метёлочка, ты нужна Ленкому! не, спасиб. Это без меня.)) Я музыкальный театр люблю.)

Тарас: прям соревнование, кто круче актуализируется



полная версия страницы