Форум » Театры » РАМТ » Ответить

РАМТ

Просто: Ходила недавно на премьеру не очень взрослого спектакля: "Чисто английское привидение". После спектакля осталось ощущение, как-будто побывала в психушке Спектакль начинается с того, что это самое приведение более 10 минут ходит по сцене громко аукает и гремит цепями... Еще минут пять и можно "тронуться" самому.... Сцена, когда привидение воспитывает куклу - это вообще верх садизма. Он ее зверски треплет и бьет (спектакль в принципе детский)... Все действо вообще напоминало один сплошной комок сумашедших сцен и бесконечного хаоса... Вообщем, если честно, то я бы не особо рекомендовала вести на этот спектакль детей.

Ответов - 261, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Villina: А вот на "Сотворившая чудо" непременно ведите. И нахохочутся, и поймут про жизнь.

Виоллетта: Если говорить о детских спектаклях, то мне очень нравится в РАМТе "Поллианна". Очень филосовская вещь, даже взрослым полезно было бы посмотреть.

Метёлочка: НОВОСТИ РАМТ начинает новую программу - Встречи в театральном фойе. После вечерних спектаклей в фойе РАМТа будут проходить литературно-музыкальные вечера, творческие встречи с режиссерами и артистами театра. Подробнее...


lilu: ...встречи с режиссерами и артистами театра... ...и все поперли в РАМТ....

Просто: Как-то забыла написать о спектакле "Сотворившая чудо"... Милый спектик. Всем советую. В ее основу положена реальная история замечательного ученого Элен Келлер. Но спектакль – отнюдь не документальная история. Это скорее история пробуждения и воспитания чувств. История о том, как удивительному педагогу Анни Сюлливэн удалось сотворить настоящее чудо. И еще о том, что любовь не тождественна жалости и вседозволенности. Она всегда есть требование большего и вера. Вера в возможности Человека

Villina: Спектакль потрясающий. Девочка как комета, воспитательница не меньше шебутная - но такой эффект! Бороться пришлось не столько с болезнью ребенка, сколько с тупизмом семейки. Катарсис обеспечен.

Просто: Самоубийца Анотация к спектаклю «Самоубийца» - самая смешная пьеса о самой страшной эпохе в истории России – поворота от НЭПа к репрессиям. Большую страну, как коммунальную квартиру, населили страхи и отчаяние людей, «разжалованных в массу». Эта пьеса, как и сама наша жизнь, состоит из анекдота и лирики, трагедии и фарса, цирка и поэзии, из бытовой нелепости и горькой безнадежности. Я редко ухожу домой в антракте, но это был именно этот случай. В сущности, спектакль хлубоко философский, но все это подано под таким никопробным соусом юмора, что сил на это смотреть моих не осталось. Но зал активно смеялся. Хотя, в антракте тоже уходили некоторые.... В цеплом, это было "не мое".....

Просто: "Глубоко", "Низкопробным"

Villina: А мне "Эраст Фандорин" понравился очень. И Красилов, и, особенно, Редько.

Villina: Еще раз браво, Редько. Посмотрела "Самоубийцу". Согласна с Просто - фигня. Ну, то есть, поставлено так себе, играют еще хуже, зачем ставили, сами не поняли. Один плюс - РЕДЬКО. Если бы не он, всё бы стало. А эта петарда с портфелем - движитель всего.

Villina: БЕРЕГ УТОПИИ ТОМА СТОППАРДА «Что не так на картине?» - спрашивает в спектакле Александр Герцен. У меня возникло два похожих вопроса. Первый: почему английскому драматургу понадобилась для высказывания личность русского, не сказать бы ложно, социал-демократа? Своих героев мало? Вообще в мире недостаточно? Подумав об этом, полагаю, что работавший в Лондоне и вложивший там свой «Колокол» в мировой процесс Герцен может быть и интересен, и близок английскому автору. Опять же позиция агитатора «пером, а не топором» должна быть писателю симпатична. А то, что современный мир таков, какой он есть, благодаря году 1917-ому, который Герцена обрадовал бы едва ли – так и Ленин в Лондоне пробыл недолго. Вопрос второй и главный. КАК ЕМУ УДАЛОСЬ? Как удалось иностранцу сделать такую русскую пьесу? Вывести на сцену такими живыми и симпатичными русских писателей, критиков и мыслителей (впрочем, в то время и первые и вторые были непременно третьими, о благословенный 19й век). На этот вопрос у меня ответа нет. Думаю, можно сделать предположение – Стоппард, по-видимому, гений. Но как бы автор ни старался, без постановщика и актеров ничего не получится. Постановка хороша хотя бы потому, что, полный в полдень, зал остается таковым к закату и долее (третья часть окончилась в 22 ч). Это, так сказать, три составные части «Утопии». А три ее источника – три гения. Первый – вышеупомянутый Стоппард («Розенкранц и Гильденстерн мертвы» я не пропустила.) Второй – Евгений Редько. В РАМТ я смотрела «Фандорин», «Сотворившая чудо», «Том Сойер» и «Самоубийца». Это мало. Но для того, чтобы запомнить фамилию феерического артиста, боговдохновенно работающего на сцене, достаточно было бы и меньшего, поэтому «Утопия» была обречена на меня. А третий - Виссарион Григорьевич Белинский. Еще в школе, мучимая советским курсом классической литературы, я прониклась к этому человеку живой симпатией за то, с каким личным жаром он трепал остов этого искусства, сколько ума и язвительности и в то же время трогательного пафоса вкладывал в свои статьи. Его портрет из учебника – эти безумные огромные глаза и исхудалое лицо – запал мне в голову и душу и подвиг на личностное восприятие книг, что учителям до той поры не удавалось. Очень рада, что, оказывается, у него была семья – жена, дочка (сын, увы, умер маленьким) – я по невежеству своему грустно полагала, что этот страстотерпец был трагически одинок… впрочем, кто знает, что такое одиночество и где оно обитает. Редько и Белинский удержали меня в зале два спектакля и дали возможность Стоппарду посеять во мне зерно симпатии к его любимому Герцену. Так что и третью часть я выдержала без особого труда. Хотя, конечно, именно в третьей части (где Редько ввиду смерти Белинского выходит в гриме эмигранта Блана) Герцен добрался до главного дела своей жизни, а автор сбился на пересказ эпизодов оной и ввел в действие кучу совершенно незнакомого мне люда. Разрозненные явления Тургенева и Бакунина (от тож!) озаряли существование и мироощущение стареющего АГ на сцене и моё в зале. Наверное, есть смысл теперь пробежаться по биографиям. Я, конечно, доверяю ТС, но уж больно экзотическую картину он представил… Хотя еще Пушкин (полезный, как выяснилось, поэт) писал «лжете – он [гений] мал и мерзок, но не так как вы – иначе». А скорее, не то чтоб иначе – просто грешны все, а гениальны только некоторые. Так сказать, подмножество. Но это долгий разговор. Может быть, он здесь и состоится… Запомнились в финале такие слова (у кого текст, помогите цитатой): «Мы идем путем, который нас меняет, и единственное утешение – зарница личного счастья». И нет предопределения.

Villina: http://www.ramt.ru/forum/viewtopic.php?p=16731#16731 Поначалу вздрагиваешь от этих панибратских фраз: «Привет, Тургенев, как ты?», «Там Бакунин в прихожей!», «Аксаков приехал!», чуть ли не «Маркс пришел!» (Маркс появляется, правда, только в снах Герцена). И вдруг понимаешь ВСЁ. Всё в истории русской становится простым, органичным: Бакунин в жизни не отдал ни одного долга оттого и стал проповедником анархизма; Белинский был нервным, застенчивым шизоидом и искал спасения в построении литературной вертикали, где все по полочкам; Герцен – самый психически здоровый из всех, адекватный, как сказали бы сейчас, именно поэтому и оказался для России «слишком хорош». Но потрясает не столько это, сколько… реакция зала. Зал полон 20–25-летними людьми. Зал сразу выбирает себе в герои Белинского (безусловно, лучшая актерская роль в спектакле в исполнении актера РАМТа Евгения Редько), и каждый его выход, каждая фраза сопровождается бурными аплодисментами. Причем ясно, что хлопают не только за актерскую игру, но и за мысли самого Белинского из его статей! Когда Белинский-Редько произносит все эти навязшие в зубах у старшего поколения фразы о Пушкине и Гоголе, о том, что «хорошая литература не за локоток хватает, а за горло берет», зал реагирует, чуть ли не стоя. Ревет! Это просто какой-то сладкий сон русской литературы – Белинский через 150 лет после смерти на наших глазах становится кумиром читающей русской молодежи ХХI века. На его фоне проигрывает даже Герцен, любимый Стоппардом, получившийся слишком правильным, слишком провидцем, а оттого скучным. Белинский же – настоящий, смешной, нелепый и очень саркастичный («У Бакунина-старшего пятьсот душ в имении? – спрашивает он. – Хм. Будем надеяться, что этого количества уж точно хватит на спасение души вашего батюшки»). А вообще, конечно, Стоппард сделал всю главную работу за нас – и за русских драматургов, и за весь русский театр: он не побоялся объединить серьезное и смешное. И ей-богу, история русского революционного движения если и не перестает быть пугающей, то становится по крайней мере человеческой: не упыри какие, не киборги – те же люди, русские.

Villina: http://www.vz.ru/columns/2007/10/22/119202.html Современное искусство практически все дозировано и порционно. Мало кто так сильно заботится о комфорте потребителя, как продюсеры от текущего культурного процесса. Продать здесь важнее, чем насытить, из-за чего нынешние артефакты напоминают блюда из дорогого ресторана. Изысканно и красиво, дорого и богато, но, приходя домой после такой трапезы, срочно хочется залезть в холодильник. Все это приводит к тому, что искусство лишается главного своего свойства – быть чем-то таким, чего нет в повседневности и в обыденной жизни, ибо отныне искусство является сферой обслуживания и потребления, оно встроено в быт и окружено бытом как самой что ни на есть тяжелой, тяжеловесной рамой. Искусством сегодня, как правило, назначаются сугубо успешные явления, имеющие значительный рекламный бюджет и промоушен, однако же, как ни странно, именно эти медийные усилия сводят на нет, вымывают, буквально ведь вымывают, из актуальных новинок остатки художественного смысла.

Просто: Tatevik пишет: Критик - это вообще такая особая субстанция, вне пола, витающая в облаках и оценивающая людей не по-людски (пол , возраст, и т.п.), а по каким-то только им ясным, относящимся к творческой или профессиональной стороне критериям. Моя плакалЬ и рыдалЬ:))) Если человек на сцене, то почему его нужно не по префессилональным критериям оценивать?:) Или для Вас хороши те критики, которые оценивают, к примеру, Нетребко только как самую сексапильную, глямурную, при виде которой все мозги уходят в половое влечение?:))))) Tatevik, а Вам бы было приятно, если бы из всего Вашего выступления критик "вынес" только то, какие у вас прелестные ножки и как Вы сексуально покачиваете головой?:)))) Лично я считаю, что когда человек на сцене - его оценивают прежде всего как профессионала, а "(пол , возраст, и т.п.)" начинаются за пределами сцены:)

Villina: Tatevik пишет: Критик - это вообще такая особая субстанция, вне пола, витающая в облаках и оценивающая людей не по-людски (пол , возраст, и т.п.), а по каким-то только им ясным, относящимся к творческой или профессиональной стороне критериям. Причем критерии эти определить очень трудно. Я однажды имела честь пообщаться с Бэлзой, да и еще с некоторыми критиками, а также студентами искуствоведческого отделения... Боже , ну они все нездоровые люди просто. Кто-то в плохом, кто-то в хорошем смысле. Это если кратко. А Белинский, в моем представлении (все-таки изучали мы его, как все порядочные студенты, достаточно подробно) - типичнейший критик, у которого искуствоведческое сознание превалирует над половым. Какая реально любопытная точка зрения. Нет, правда. Представила себе "людскую" оценку труда врача, учителя, инженера... Вот, скажем, построил прораб с бригадой баньку. Хозяйка приезжает заценить. А прораб собой неказистый, работяги все из таджиков, никакого вида, не говоря уж об образовании. Решила не платить мужикам... земля ей пухом... Так что, в общем, за Белинского я рада и полностью согласна. Он не кобелировал, а болел душой за судьбы России... впрочем, соглашусь и с тем, что это не признак психической нормальности (как тогда, так и теперь) и уж никак не прибавило ему здоровья.

Villina: Посмотрела "Лоренцаччо". Спектакль так себе, Редько - абсолютно хорош! Редько на "Маяке"

Villina: Журнал "Театрал" 12-2007 В главной роли Евгений Редько В РОССИИ НИКАКИХ ГАРАНТИЙ НЕТ Евгений Редько – ведущий актер Российского академического молодежного театра, только что блистательно сыграл Белинского в исторической трилогии по пьесам Тома Стоппарда «берег Утопии». И, естественно, эта роль вывела наш разговор на совершенно не театральные темы. - Готовясь к роли Белинского, я прочел историю, которая меня потрясла своей вневерменностью. Когда Белинский был уже сильно болен – в последний месяц его жизни, его вызвали повесткой в Третье отделение. И Виссарион Григорьевич попросил Тютчева побывать в Третьем отделении – узнать, для чего его требуют. И чинуша этот пришедшему Тютчеву объяснил, что это просто «для личного знакомства с Дуббельтом, хозяином русской литературы». Но повестки продолжали приходить. А через несколько дней Белинский умер. Кто знает, насколько этот чиновник приблизил смерть Белинского своими приглашениями? Мне рассказывали, что когда Марию Осиповну Кнебель вызывали в «высшие» инстанции – как она дрожала! А ведь наоборот должно быть – чиновники должны дрожать и волноваться, когда обращаются к людям такой значимости! - Как вам кажется, этот страх, который в каждом из нас есть, - перед Третьим отделением, Лубянкой, следующим президентом, новым законом и тд и тд – он в принципе истребим в России? Где гарантии, что эпоха террора снова не возникнет? - Нет таких гарантий. В этой стране никаких гарантий вообще нет. Меня еще в юности поразило, что в этой стране человеческий дар ничего не значит! Мне кажется, во всем цивилизованном мире это величайшая ценность, а здесь – с точностью до наоборот. Вместо того чтобы пестовать, помогать таланту, они всеми доступными способами подрывают его. Когда умер Пушкин, не кто иной, как министр народного просвещения возмущался: «Да кто этот такой? Почему такая шумиха?! Он же даже не чиновник!!» Вот система координат, в которую ставится одаренный человек: признан он властью или нет. И все! Это единственная система координат! Сегодня та же ситуация. Кто такая Политковская, спрашивают они? Она же ни на что не влияла!! Кто это вообще, спрашивают чиновники потому что она при ее влиянии во всем мире, при ее силе, мощи таланта, - не вписывалась в их систему координат! Не была чиновником. Сколько обрушивалось на эту хрупкую женщину – представить себе невозможно, а она оставалась поэтом совести, справедливости, мужества – иначе не могла дышать. И если ты не читал то, что она писала – как многие из тех, кто здесь живет, в этой стране, так почитай! Потому что хватит уже быть невежеством!.. Я думаю, что ответ на ваш вопрос лежит где-то здесь, где располагается это укоренившееся в людях невежество и легализованное желание на даровщину быть богатым. А еще очень важная причина уже не только нашей страны касается. Самое страшное в человеке – зародыши власти и алчности. И ужасно состояние общества, когда эти зародыши попадают на более или менее благотворную почву и вырастают таким пышным цветом, что упаси Бог. - Это то, что несколько лет назад произошло с нормальными, казалось бы, американскими ребятами, которые стали охранниками в Абу-Грейв и публиковали потом в Интернете фотографии своих издевательств над заключенными. - Именно. Эта субстанция власти в человеке непредсказуема. Проявиться она может где угодно: в театре, в Думе, в школе, в милиции… Человек не обязанности на себя берет, а сразу права –и не берет, а требует! А ведь чем выше должность, тем ответственнее, сложнее, больше, достойнее именно обязанности, а не права. Нужен закон, как тот, что был обозначен в уставе одного из заводов бывшей Югославии – вышестоящий начальник не может получать больше, чем нижестоящий работник данной организации. И тогда, кто бы ни оказался на должности, он не превратится в «наполеончика». Но понятия у многих совершенно другие: чем выше должность, тем больше безответственность. Возможность теребить в человеке только человеческое – самая главная задача всех институтов страны: армейских, образовательных, министерских. Потому что человеческое в человеке неистребимо. Ведь сколько веков, при всех этих режимах и страшных попытках превратить наш народ в стадо – остаются и рождаются люди, которые не хотят превращаться в скотов. Зачем же заниматься таким бездарным и безнадежным делом, как превращение человека в скота – в армии, например? Вот это в голове не умещается. - А какие-то рычаги управления собой вы нашли? Чтобы не давать расти вот этим зародышам алчности и власти? - Когда-то прочел у Даниила Гранина примерно такой «рецепт»: есть только два варианта проверки внутри себя как человека – это угрызение совести и ее усыпление. Конечно, часто бывает стыдно. За какие-то вдруг, казалось бы, не свойственные тебе проявления, за все же возникающую ограниченность в чем-то, за неспособность адекватно себя выразить – не себя даже, а мысль. А ведь в профессию актера это входит – умение донести мысль до множества людей – зрителей. До каждого, но в то же время и до множества. И я часто мучаюсь от того, что мне не удается это сделать. - Кстати, про зрителя. В одной из недавних передач Майя Плисецкая сказала, что плохого зрителя не бывает в принципе, а когда говорят – «зритель сегодня плохой» - это значит, что артисты плохо сегодня играют и не справились с залом. Вы с этим согласны? - Наверное, ей не довелось и не доведется ощутить, что это такое, когда в театральных зал попадают молодые хамы только с одной задачей – сорвать спектакль. Когда комментируется все происходящее на сцене – громко, постоянно, с ржанием и матом, с открыванием бутылок. Это не мои фантазии, я могу даты назвать, когда это было на моих спектаклях. - Как с этим бороться? - Нет рецепта. Какую охрану ни поставь, неадекватные люди все равно пройдут. Защиты нет. Это серьезный разговор внутри каждого – и не только молодежного театра. - Вы ко всем людям относитесь одинаково, независимо от того, безвестный это еще студент или человек, без которого в искусстве что-то изменится? И в принципе следует одинаково относиться к людям знаменитым и людям обычным – с одним мерилом к ним подходить? - Я так отвечу. У Марины Цветаевой есть гениальное произведение, оно мне близко и понятно, называется «Письмо к детям" и начинается так: «Милые дети! Я никогда о вас отдельно не думаю, вы для меня, как и все – или люди, или нелюди». Беседовала Катерина Антонова.

Any: А мне "Лоренцаччо" сценографией очень нравится. И вообще - когда начинаешь ориентироваться в хаосе персонажей, все становится очень занимательным.

Villina: Про Лоренцаччо мне вот что пришло в голову вчера: Barbarus hic ego sum, quia non itelligor illis. «Я здесь чужеземец, ибо никто меня не понимает». Латынь. Очень подходит к Лоренцаччо. Не претендую на высокий риск «остаться без сказуемого», ибо спектакль РАМТ «Лоренцаччо» за горло меня отнюдь не взял. Он слишком выдуман, да простят меня поклонники этого театра, к которому я тоже неравнодушна. Основная идея – поменять местами публику и артистов, скамьи для нас поставить на сцене, а их пустить носиться между кресел – прекрасна. Во-первых, всю дорогу ощущаешь себя не в своей тарелке, это так увлекательно и меняет взгляд… Во-вторых, те кто в зале – по определению обычные люди, и это впечатление важно создать, без него бытование флорентийцев 16 века не станет нам близким. Можно было переодеть их, по нынешней моде, во фраки, мундиры и вечерние туалеты, но решение РАМТа интереснее. Да и сколько бы потерял спектакль, да что там – сцена, без Евгения Редько в средневековом костюме, словно задуманном для этого человека… Мельком увидев программку, сориентировалась, что автор пьесы де Мюссе был современником Гюго и Дюма-отца. Ах, юные! Ах, канун 1848 года, вдохновлявший их сверстников по всей Европе… неудивительно, что при дворе Медичи обсуждают свободу, равные выборы и республику, а главный герой – романтик-одиночка. Опустите мне веки, если настоящий исторический Лоренцо Медичи урезал родственника по причине нелюбви к тирании. Однако же это неважно. А важно то, что по театру метался (и как метался, простите за спортивное комментирование, но рекорды побиты наголову) АБСОЛЮТНО ЖИВОЙ человек среди совершенно картонных манекенов в средневековых нарядах. Ну, если вашу дочь отравили, вы, может быть, упомянете об этом без выражения – но никогда без чувства… увы. Не буду отвлекаться, тем более – почти не на что. Ну, только еще одно – Фандорин-кардинал и Герцен-герцог остались для меня, непросвещенной, теми, кем и были по прежним спектаклям. Особенно милейший Илья Исаев – я вас умоляю, это 26-летний (да бог с ним с возрастом) «развратник»?! Грешно вам, господа. А этот человек не был Белинским, хотя душа у него горела. Для Белинского я бы выбрала эпитет «родной», это в нем главное. Лоренцо – прежде всего живой. По ходу действия герой то поднимается на помосты, то свисает с балкона, то – о мама мия – располагается прямо на сцене, где, извините, сидим мы. Хотелось подойти. Не к артисту, артиста там не было. К Лоренцо. Поддержать, пересказать кратко ход последующей истории, просто заглянуть в глаза с дружбой. Ведь у него, кроме слепого старика, друзей не осталось… Кто его убил?

Villina: И снова "Утопия". "Путь который меняет нас" - наша жизнь в потоке истории. Если сможем, мы немного изменим путь. Это все что нам дано - но это дано только нам, как существам немного разумным. Когда путь долог - он сильнее нас меняет. Когда короток - меньше, и ушедший в 37 лет Белинский остался тем, кто он был: трибуном, солнышком, страстотерпцем, отцом маленькой дочери и мужем учительницы. Герцену предстояло больше, он продвигался к последнему закату долго и мучительно, стараясь не изменять себе ИЗМЕНЯЮЩЕМУСЯ. Со стороны для многих это выглядело как предательство. Сегодня я, признаюсь, прихватила бинокль, пусть и сидела в близком партере. Хотелось выхватить Евгения Редько поразборчивей. Получилось интересно. Совершенно невозможно это сделать за редчайшими исключениями. Он настолько ВЗАИМЕН во всех сценах, что без партнеров смотрится обедненным, что ли. Если за кадром оставить других, феерически тонкие реакции Е.Н. лишаются половины своей прелести - ибо рождены не эгоизмом, а всем действием, жизнью и дыханием спектакля. Очень хорош Илья Исаев в роли Герцена. Настоящий интеллигент - из состоятельных, образованный, но с совестью. Страшная смесь Всю жизнь финансировать революцию "пером а не топором" и точно предсказать хаос в России, только считая, что он случится в Европе. Праздновать отмену крепостного права как личную - и иметь к этому довольно косвенное отношение... впрочем, ему можно позавидовать - его жизнь была наполнена позитивным трудом.



полная версия страницы