Форум » Театры » РАМТ » Ответить

РАМТ

Просто: Ходила недавно на премьеру не очень взрослого спектакля: "Чисто английское привидение". После спектакля осталось ощущение, как-будто побывала в психушке Спектакль начинается с того, что это самое приведение более 10 минут ходит по сцене громко аукает и гремит цепями... Еще минут пять и можно "тронуться" самому.... Сцена, когда привидение воспитывает куклу - это вообще верх садизма. Он ее зверски треплет и бьет (спектакль в принципе детский)... Все действо вообще напоминало один сплошной комок сумашедших сцен и бесконечного хаоса... Вообщем, если честно, то я бы не особо рекомендовала вести на этот спектакль детей.

Ответов - 261, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Villina: Да... читать, читать надо аннотации... "Алые паруса" - одна из самых романтичных повестей, покорившая не одно юношеское сердце. РАМТ решил рассказать известную каждому историю Ассоли через призму драматичной судьбы ее создателя - Александра Гриневского. Мир "Алых парусов" - это бедный рыбацкий поселок, таверна на пристани, где пиво льется рекой, это жесткие рыбацкие сети и жестокие шутки закаленных морем людей. Он построен на сцене из проржавевших железных пластин - словно кусок корабля, застрявший на мели, посреди "моря обид и горя невзгод", и отданный на растерзание Волнам и Ветру. Наша Ассоль - девочка, доведенная до отчаяния ожиданием чуда, беззаветно верящая, что однажды Он все-таки приплывет. Наш Грей - взрослый, повидавший жизнь человек, уже не ждущий перемен. Но и тем не менее. Даже это я бы приняла (хотя хрен знает, зачем именно Паруса уродовать... у Грина есть, например, "Золотая цепь" - ее особо не знают, а судьба там у героя сложная как раз). Приняла бы, будь тексты поэтичны, а музыка оригинальна.

Кареглазая: Villina пишет: Я в том смысле, что он ничем не лучше того, что тут постоянно критикуют. Даже ближе к Олеву, чем к Киму. Ужасно. Ожидала, что по Грину можно написать тоньше. Они лучше хотя бы отсутствием явных ляпов. А тоньше - это опять оригинал в твоей голове и желание наплести романтических кружев. В этой истории они зачем? Хозяйка "Маяка" будет петь Пушкина? Villina пишет: если ты можешь подарить человеку чудо - подари его. и себе заодно :)

Villina: Кареглазая пишет: и себе заодноКак вариант. И зрителям в том числе... а не очередную бытовуху. Тоньше - это избегая рифм "морозы-розы" и "любовь-кровь". Сорри, не запомнила точно, потому что такие вот тексты. Виски-записки.


Кареглазая: Villina пишет: а не очередную бытовуху. Охохонюшки... Паруса в финале - это бытовуха?

Маша: Вообще странно, ведь на такое название скорей всего родители поведут детей, и вряд ли все родители окажутся театралами и стану искать отзывы по интернету. Бедные дети.

Villina: Кареглазая пишет: Паруса в финале - это бытовуха?Паруса в финале - это кляп для недовольных. Единственное, что сохранилось от Грина и его замысла. Маша пишет: на такое название скорей всего родители поведут детей, и вряд ли все родители окажутся театралами и стану искать отзывы по интернетуВот именно! А еще жалко, что убрали Грея, потому как пропал Польдишок

Кареглазая: Старая писулька про спектакль. Очень много букв! На крыльях алых парусов… РАМТ опять идет против течения. Когда в начале 90-х вокруг стояли ларьки, здесь репетировали класицистскую трагедию. Когда в середине 2000-х расцвела антреприза и даже в репертуарных театрах шел Куни, Бородин обратился к Стоппарду. Когда повсюду реклама мюзиклов, в РАМТе возник «антимюзикл». Определение жанра неофициальное, но оттого не менее верное. «Алые паруса» - не шоу, не зрелище. Здесь нет богатых декораций, эффектных костюмов. Здесь даже почти нет танцев. Но есть прекрасная история, современная – и вечная. Есть умная режиссура и достойный текст. Музыкальный спектакль в драматическом театре – это всегда риск. Актеры не профессиональные вокалисты, и очень немногие поют так же хорошо, как играют. Но в РАМТе подобный опыт уже был. В 2004 вышел «Forever» - правда, поставленный иностранной командой, где главные роли играли Денис Баландин и Рамиля Искандер. А в этом сезоне поющих актеров прибавилось. Вчерашние студенты, они успели проявить себя в этом качестве. Дмитрий Бурукин из мужского ансамбля сыграл главную роль в киномюзикле. Александр Рагулин (Грей) участвовал в кастинге на роль Принца (шоу «Найди Чудовище»), и вошел в двадцатку лучших. И тем не менее вокал – самое слабое место спектакля. Потому что если есть те, в ком не сомневаешься, если есть приятные неожиданности (например, Владислав Погиба), то есть и артисты почти совсем не поющие. Речитатив под музыку – это выход, но все-таки не норма. И жаль, что не всегда можно разобрать текст. Текст стоит того, чтобы быть услышанным. Либретто не повторяет повесть. Михаил Бартнев и Андрей Усачев создали свою историю – более современную, в чем-то более жесткую. Эгль – это нищий, которого кормят за сказки. А иногда не кормят и гонят на улицу. Лонгрен пьет. Ассоль соглашается выйти за сына Меннерса, а Грея встречает в «Маяке» - чем-то среднем между борделем и клубом. Герои не идеальны – но ведь и в жизни все непросто. Один критик, говоря о «Forever», назвал его «тинодрамой». И, может быть, сам того не думая, обозначил очень важную проблему. Существует кино для тинэйджеров (как правило, в жанре «молодежной комедии»), но есть ли для них спектакли? Старших школьников обычно водят на «взрослые» - что само по себе неплохо, но, может, нужно что-то особое? Мне кажется, что «Алые паруса» - как раз такая вещь. Разумеется, спектакль не только для тинэйджеров, как не только для детей «Кот» или «Сказки на всякий случай». Но для них он наиболее актуален. Герои бегают в кедах, носят футболки и джинсы. В «Маяке» костюмы еще ближе к моде – но в тексте нет примет времени. Это могло быть много лет назад, это может случиться сейчас. Станислав Бенедиктов создает такое пространство, в котором современность и сказка переплетаются. А воплощением этого является Эгль. Эгля играет Алексей Блохин. Его персонаж – немного волшебник – и бродяга с веревкой на шее. Бог весть, откуда он вырвался! Он может ходить по воздуху и видеть Бегущую по волнам, но по ночам дрожит от холода. Цветная повязка на голове, парусиновое пальто. Очки, из темных ставшие черными. Он ослеп, но кажется, его история не кончена. Режиссер спектакля Алексей Бородин переносит акцент с музыкального материала на драматический. Музыка Максима Дунаевского красива и разнообразна, но в ней нет «хитовых» аранжировок. Сценография и костюмы, свет – все лишено ярких красок. Одежда выцвела, железо проржавело, остов корабля обнажен. А над ним – то ли рваные паруса, то ли облака. Настоящие суда больше не приходят. Женщины судачат, мужчины коротают время в таверне. Один из них кричит: «Меннерс, здесь становится скучно» - и получает ответ: «Разве здесь когда-нибудь было весело?» Жизнь остановилась, и «вокруг только соль да креветки для пива». Когда в таверне появляется Мэри, это вызывает оживление. Может, Лонгрен вернулся? Может, что-то случилось? Но, оказывается, она пришла попросить денег. Ей не к кому обратиться – Лонгрен привез ее из далекого плаванья, она нездешняя. И это видно: Мэри Нелли Уваровой тоненькая, хрупкая, не такая, как остальные. Другие женщины, кроме жены Меннерса, ходят в платках, в грубых платьях, в мужниных кителях. А Мэри в шляпке, в красной косынке. Потом, на свой двенадцатый день рожденья, Ассоль получит кораблик с парусами из этой косынки. Но пока она – сверточек на руках у мамы. Меннерс (Вячеслав Николаев) задумал сыграть злую шутку. Он обещает Мэри денег, а когда она подходит к нему, он начинает срывать с нее вещи, объявляя их цену. Шляпка, косынка, жакет – все это летит матросам, пока Мэри не остается в одной рубашке. Она вырывается, убегает – но сил больше нет. Мэри поет для дочки последнюю колыбельную, а потом умирает. «Говорят, не снесла позора, говорят, на ветру простыла…» Мужчины несут ее на руках и опускают в могилу. В этот момент возвращается Лонгрен. Он подходит к краю могилы, долго смотрит в нее. Потом поднимает глаза и видит Меннерса. Лонгрен хватает с земли красную косынку, обматывает вокруг руки и в ярости просто взлетает к Меннерсу по железному скату. Он готов убить его. Вскоре Меннерс падает вниз. Лонгрен прыгает за ним, и уже занесен кулак для последнего удара… но тут он слышит плач дочки. Он отходит, берет ее на руки – и на это раз оставляет жизнь Меннерсу. Илья Исаев играет Лонгрена так, что читается вся его история. Легко представить, каким он был в море, как целовал жену на прощанье – но теперь он все потерял. Страстно любивший море, он остался на суше. Укачивал дочку, стирал ее платья, пел песни. Он любит ее, но вместе с любовью в его сердце растет тоска. И этот крепкий, сильный человек постепенно сдает. Он пьет. А когда моряк пьет, он посылает SOS бутылочной почтой. «Бутылочка мадеры для поддержанья веры, что нас еще когда-нибудь спасут». Лонгрен одинок. Люди злые, а он бережет дочь. В роли Ассоль – Рамиля Искандер. Странно узнавать ее, такую красивую, женственную, в этой девочке, примеряющей сеть. Но сейчас у Ассоль день рожденья. Отец танцует с ней, поет для нее – и сколько в этом обаяния! Он дарит бусы своей маленькой леди – хотя та скорей похожа на мальчишку. Шапка темных кудрей, не платье, а бриджи. Красная туника и кеды. Она кидает камешки не хуже парней, а когда бьют сына Меннерса, не задумываясь, бросается в драку. Потом камни полетят в нее, но, может быть, именно за этот порыв Меннерс-младший ее полюбит. От него Ассоль узнает, что на совести Лонгрена – убийство. Она сначала не верит, и, потрясенная, спрашивает об этом отца. В ответ является призрак Меннерса. Это сцена поставлена очень просто, но оставляет сильное впечатление. Справа и слева стоят матросы и держат в руках канаты. Когда призрак начинает рассказ, канаты приходят в движение и кажется, что Меннерс идет к Ассоль через волны. Он поднялся со дна и просит подать ему руку – чего не сделал ее отец. Ассоль тянется к нему – но волны уже превратились в путы. Они увлекают Меннерса обратно. А потом, когда заговорит Лонгрен, такие же канаты протянутся сверху вниз, крест-наскрест. Они будут качаться, вибрировать, как вода, словно Лонгрен отвечает морю. Но призрак Меннерса не оставит его. Музыканты (а в спектакле есть живая музыка: скрипка, баян, труба, ударные) просят Ассоль петь с ними в таверне. И она соглашается. Но когда туда входит отец, он видит не ее, а Мэри, которую кружит Меннерс. Лонгрен хватает бочонок, чтобы запустить в него, но призрак ускользает. Разгром, драка… и Лонгрена уводят в тюрьму. Это могло бы стать историей Ромео и Джульетты. Меннерс виноват в смерти Мэри, Лонгрен – в смерти Меннерса. А его сын любит Ассоль. Он приходит в тюрьму к Лонгрену, «и ничего, небо не рухнуло, земля не разверзлась». Он готов все забыть. Мать не соглашается забрать заявление, но он найдет деньги для выкупа. Лишь бы Ассоль вышла за него. Но Лонгрен не продаст свою дочь. Он не отвечает сыну Меннерса, лишь напевает старую колыбельную. Сын Меннерса – Денис Баландин. И если когда-то казалось, что ему не хватает темперамента, то теперь все сомнения развеялись. Ведь это не банальный трактирщик - он молод, влюблен. С каким жаром он встречает Эгля! Своей сказкой о Грее, об алых парусах он разбил его счастье. Если б Ассоль не ждала своего далекого капитана, то, может быть, стала его женой. А она – сумасшедшая! – стоит на маяке четыре года! Для нее он готов на все: «Хочешь, скуплю я весь красный шелк и развешу его на реях?» Ведь в повести Грей так и поступает, чего еще нужно Ассоль? Но она знает – это не Он. Она верит в мечту. И, может быть, если б сын Меннерса тоже верил… Он же хотел уехать, ему здесь тесно, но мать сказала, везде то же самое. И тогда он смирился. Эгль говорит сыну Меннерса: «Пожалуй, ты прав. Если сеешь, надо возделывать всходы. Или не сеять». Недостаточно просто иметь мечту. Нужно мужество, чтобы ее сохранить. А многим этого не хватило. Меннерсу-младшему. Музыканту, что не рискует спорить с хозяином. Это небольшая, но интересная роль Андрея Сипина, в ней тоже есть история. А Священнику (Владислав Погиба) не хватает веры. Он старается нести свет тем, кто блуждает во мраке, или хотя бы напомнить о нем, но его одолевают сомнения. И небеса становятся пустыми. Он против брака Ассоль и Меннерса, но трижды произнесет: «Благослови Господи!». В его голосе мука – и все-таки слово сказано. Быть верным себе нелегко. Ведь иногда так хочется стать, как все. И Ассоль идет в «Маяк», чтобы петь: «Это кто там сказал «страх»? Это кто там сказал «стыд»? Надо жить, пока не устал, и любить, пока не остыл». Звучит отчаянно. Но вокруг клубится толпа, они вместе… Может быть, так и надо? Только она встречает взгляд Грея. Наверное, не таким он рисовался в мечтах. Там был красивый корабль, белая форма, богатство. А в жизни… паруса оборваны и покрашены красным вином. Грей уже отчаялся найти жемчужину, и все-таки… «В любви не бывает рано, в любви не бывает поздно». Ассоль сбегает из-под венца, бросает перчатки и зеленое покрывало, в которых так нелепо смотрелась. Теперь она перед кораблем Грея. Но капитан так высоко! Тогда Грей бросает ей канат, а для себя спускает другой. Они изо всех сил стремятся друг к другу. Вот, кажется, их руки почти сомкнулись – но канаты снова тянут назад. И, наконец, они вместе. Тогда железная стена раздвигается. Ассоль выходит на авансцену, а в руках – тот самых кораблик, что Эгль когда-то отпустил в плавание. В небо взмывают паруса – по-настоящему алые, яркие! Они двигаются все дальше, уходят в зал. А на лице Ассоль слезы счастья.

Glagolik: Кареглазая пишет: В небо взмывают паруса – по-настоящему алые, яркие! спасибо... я снова не удержалась от слез, пока читала - как и там, в зале. меня так поразили эти паруса, что я ревела и чуть не пропустила момент вручения цветов :)) и реально, по ходу дела я отменчала и "недостаточно вокальных артистов", и косяки в тексте, и какие-то еще недочеты. но эти паруса в финале - оооох... они заставили простить все. и общее впечатления от спектакля - это Чудо. несмотря ни на что.

Villina: Кареглазая пишет: Либретто не повторяет повесть. Михаил Бартнев и Андрей Усачев создали свою историю – более современную, в чем-то более жесткую. Эгль – это нищий, которого кормят за сказки. А иногда не кормят и гонят на улицу. Лонгрен пьет. Ассоль соглашается выйти за сына Меннерса, а Грея встречает в «Маяке» - чем-то среднем между борделем и клубом. Герои не идеальны – но ведь и в жизни все непросто. Вот именно! Хотите создать свою историю - создавайте, а не паразитируйте на чистой и нереальной сказке, которая не может защититься. Glagolik пишет: паруса в финале - оооох... они заставили простить все Я и говорю - кляп. И достаточно дешевый в театральном отношении прием. А еще можно кошечку, собачку, ребенка вывести. В Норд-Осте был самолет - но он соответствовал тексту, идее. Там не заставили Катю и Саню при всех заниматься сексом, например, не сделали Саню кающимся агентом НКВД, не позволили Кате за колбасу выйти за Ромашова, не напихали в сюжет модную "правду о войне"... В общем, я понимаю тех, кто бросился на защиту... значит, что-то в моем отзыве попало в точку.

Regeta: Villina пишет: значит, что-то в моем отзыве попало в точку. значит, те, кто "бросился на защиту", не хотят, что бы у остальных читателей форума сложилось предубеждение против хорошего спектакля, основанное на одном остро негативном отзыве. для того и приводят альтернативные точки зрения, "выравнивая" фоновое отношение и давая тем самым возможность после составить свое собственное, положительное или отрицательное, но уже более объективное мнение.

Кареглазая: Regeta жму руку, именно так! Glagolik пишет: но эти паруса в финале - оооох... они заставили простить все. Вчера был не лучший спектакль, но паруса в любом случае дают нужное настроение, нужный посыл. Мечта настолько прекрасна, что к ней стоит идти - трудно, тяжело, но идти все равно.

Марина: Не знаете - не пишите! как хамски-то - давайте теперь распнем за ошибку, я ж каждый день дезу гоню не знаю, почему мне запало, что Денисов причастен, но никакого преступления в этом нет, лишь недоразумение, простите, знатоки-фанаты, и не тратьте тапки, пригодятся. Приличные люди ВСЕГДА оговаривают в названии (подзаголовке), что взяли произведение как некий каркас и создали свое. То, что сделано в Парусах, не имеет никакого отношения к сути авторского замысла и откровенно плюет ему в могилу. История любая имеет право на жизнь, только укажите, что она уже ваша, а не автора, который не может отстоять имя и истину. У меня нет негатива к спекту такого, с ним сразу все ясно в общем-то, и удовольствие получаешь, уже настроившись, вполне себе весомое, но никуда не убрать ни косяки сюжетные, ни ущербность формы, когда в музыкальном спектакле никто ни хрена не поет. Зато жжет ансамбль, и у актеров драйв бещеный у многих, и Сашуня самая ассольская Ассоль, но этого мало. Финальный хук в виде парусов мне совершенно не помог примириться с тем, что произошло за время спектакля, еще больше раздражило - парусами прикрываются, глоток пафоса после принижения высокой фантазии до уровня плинтуса. Ясно, что ярые любители театра никогда не согласятся с претензиями, но это их проблемы, а недовольство - наши. Народ все равно будет скакать с букетами, аплодировать и радоваться, и слава Богу. А я даже заплакала в метро от досады и разочарования, потому что чувственный, искренне любящий и настоящий (более, чем любой Грей) Меннерс неубедительно отвергнут, паруса красят вином (и выглядит они, как какие-то грязные простыни после брачной ночи, пардон), а вместо чуда - корявая реальность, ради которой точно жить не захочется. И даже сходство Грея с Резановым не поможет поверить в счастье Ассоль и оправданность ее ожидания. меж тем, я очень хочу качественный бутлег Пока не остыл, ломовая песня, да, недаром сто раз повторена. Поется вроде маргинальной тусней, а звучит как правильный такой гимн:)

Янетта: Ну это действительно своя, отдельная, авторская история. Мало ли их? Да, это куда как проще, взять известную историю и рассказать ее на свой лад, не считаясь с тем, что для кого-то это кощунство... а для кого-то нет. У всех свой "порог". Я, к слову, не люблю этот спектакль. По своим причинам. Он для меня так и не собрался. И уж если говорить про Ассоль - предпочту Розовскую. Это тоже к слову. Но я прочитала текст (так сложилось) еще до того, как спектакль даже начал репетироваться. и уже тогда было много вопросов из серии "это как??". т.е. антиромантика - она не в режиссуре, она в самой авторской позиции была заложена. И, насколько я понимаю, там были терки - и известные с Дунаевским в том числе. И во многом, мне кажется, спектакль не может собраться именно из-за этих попыток компромиссов. В нем нет одной идеи. Он то авторов, то режиссера, то об одном, то о другом. Но финал - это не просто мощная концовка, это козырной туз под занавес от режиссера. Это утверждение романтики, как бы она ни затиралась текстом и мотивчиками. И "пусть бутоньерка говорит "Престон", но шляпка будет говорит "Брэдшоу" вот чем больше в спектакле компромиссов, решений, казалось бы подчеркивающих авторскую позицию, тем сильнее переворачивает этот не-смотря-ни-на-что-финал. А вот это было написано сразу после премьеры ) Лен, тебе должно понравиться http://iletskaya.livejournal.com/174281.html#cutid1

Марина: Вот и спорить не о чем, конечно раздрай виден, и из-за нечеткости позиции, рваности ткани спектакля он не стал и не станет культовым, хотя потенциал поставить на уши даже с перекошенным сюжетом есть, верней был. Не срослось. Просто репертуарный спект в интересном театре, стоящий просмотра. Искандер очень хорошая актриса с ярко выраженной отрицаловкой и взглядом искушенной зрелой женщины, от этого сложно абстрагироваться. Она была б идеальна во главе кабацкой банды:-)

hirondelle: А для меня все сложилось идеально. И главная идея, attendre et espérer верить несмотря ни на что, по-моему, просто кричит на протяжении всего спектакля и делает его романтичным выше неба. Ассоль, да и Грей, для меня - тот тип людей, который я очень ценю в жизни, это люди, у которых осталось чистое сердце, несмотря на всю боль и разочарования жизни. И Меннерс, как бы мне ни нравился Денис в этой роли, - однозначно не мой герой и не чета Грею, потому что не умеет мечтать, когда мечтать уже не о чем. И паруса в конце - не прикрытие, не "кляп", а самый закономерный финал этой истории, чудо, подаренное за веру, надежду и чистоту. У меня каждый раз сердце сжимается, когда я их вижу. И я не понимаю, почему вы говорите о "суровой реальности", которая так разочаровывает и вгоняет в тоску, когда история, по-моему, как раз о победе над этой суровостью. И паруса, крашенные вином, делают поступок Грея еще ценнее в моих глазах - это как подарок, сделанный ребенком, неумело, но от всего сердца. Как "дары волхвов" О'Генри.

Пантера: Я не помню кидала ли я свой негативный :) Но вот, собственно, http://omnia-transeat.livejournal.com/94365.html

Villina: Regeta пишет: давая тем самым возможность после составить свое собственное, положительное или отрицательное, но уже более объективное мнениеТаковое можно составить лишь посмотрев самим. Не хочу, чтобы кто-то здешних людей, читавших и почитающих Грина попался, как я, на название. Кстати, не очень понимаю эту идею - передать через произведение биографию автора, если он писал про другое. Писатели были и грешники, и мученики, но не у всех это вошло в произведения, как у Оскара Уайльда, например, в "Дориане Грее". hirondelle пишет: Как "дары волхвов" О'Генри.Только вот АП написал не О'Генри. Касательно состава - я шла сугубо на Блохина Эгля, и спасибо, он был прекрасен, а больше я уж не пойду - спасибо, картону пожевала. Не убудет с меня, что не увижу другой состав. Да и с состава не убудет, что я его не увижу. А как мой уважаемый В. Николаев падал с этой стены!!! Матерь перематерь, я чуть не вскочила. А оказалось, так и надо. Встал и пошел. И из моря такой синюшный явился, прямо вау!

Кареглазая: Villina пишет: И из моря такой синюшный явился, прямо вау! Вариант "Эдмон Дантес не вылез из мешка" Костюм примерно такого же вида. А как Исаев-Лонгрен взлетал на стену! hirondelle Для меня тоже нет никакого противоречия между текстом и режиссерским замыслом. Да и авторы никаких претензий не высказывали. В отличие от ситуации с постановкой в Свердловской музкомедии. Там "мешали" отдельные арии и даже персонажи, но убрали ли что-то в итоге, не знаю.

Марина: потому что не умеет мечтать, когда мечтать уже не о чем не знаю, я такого диагноза там не увидела, да и не сочла бы главным достоинством умение беспредельно мечтать (оно прекрасно, когда прилагается ко многим другим опциям). в чудо я б поверила и возрадовалась, если бы химера, которая не наполнена жизнью для меня была, не заменила собой нечто настоящее. Конечно, чем из Меннерса любовью сделать человека, проще повиснуть на зрелом и готовом Грее, к которому вдруг стопроцентное расположение, неведомому и далекому совершенно. Впрочем, если б Грей впечатлил, и такое принять не проблема, но как-то не вставило совсем. Ассоль столько ждала, что кого угодно ей можно было предъявить, и пошла б не глядя. Финал сам по себе ничего не стоит, он должен стать логичной точкой в конце фразы, а не взрастать середь пустоты. Но тут от восприятия зависит: раз закономерна фабула новая, то все к месту. о, в Свердловске Загот участвовал как аранжировщик, здорово. Правда, Виненкова у них, как Быстрова, неизбежна опять, но может мужики хоть интересные.

Elka: Евгений Зайцев в этом году был номинантом "Золотой маски" за роль Чичикова в "Мертвых душах"; маску, правда, отдали ростовчанину за роль Резанова. Если свердловский спектакль хорош, будем надеяться увидеть его на Маске, не ехать же на Урал



полная версия страницы