Форум » Театры » Театр им. Вахтангова » Ответить

Театр им. Вахтангова

Villina: Сайт театра: http://www.vakhtangov.ru

Ответов - 31, стр: 1 2 All

Villina:

Rutheniya: Офигенный театр, с какой-то совершенно нереальной атмосферой!

Listik: Побывала на Окоёмовых днях. Было заявлено: последний спектакль. А спектакль хорош. Надеюсь, найдут достойного исполнителя роли деда. Мотивом посмотреть была работа Этуша. Для столь преклонных лет очень и очень достойно. Жаль, что спектакль не случился лет 20 назад... Все же персонаж, на мой взгляд, предполагает более энергичного возраста. Сама постановка произвела очень благоприятное впечатление по всем статьям. Особенно понравилось музыкальное оформление - попадание в настроение истории... зы. на бельэтаже мерзнущим выдают пледы.


Villina: Listik пишет: Надеюсь, найдут достойного исполнителя роли деда. Так его закрыли, всё. Без участия Этуша продолжать не будут.

Наблюдатель: Традиционное уличное закрытие сезона - 22 июня в 20:00 http://www.vakhtangov.ru/news/2991

miliuna: Я так понимаю,там будет ещё Эльдар Трамов, раз упоминается "Царь Эдип". Очень понравился в "Донжуане" любимой Маяковки,и прекрасно поет, это ведь не так и часто у драматических артистов. Яркий)) Я была бы рада, если бы он оказался и в мюзиклах тоже, мне кажется, было бы хорошо.

Villina: Я одна несколько неловко ощущаю выбор даты?

Наблюдатель: Villina, ну не в 4 часа же концерт.

Villina: Ну, это было бы уже глумлением. А так, гм... это, конечно, их личное дело.

Listik: я про ученическую сцену. Товарищи! Вполне ничего себе спектакль из студентов Доходное место. Пока Островского не зацензурировали, идите при возможности, не зря проведете время Хоть некоторым еще учиться и учиться, но другие некоторые были очень и очень А еще занятно за молодежью наблюдать и на сцене и в зале: такие деловые и соображающие про смыслы (это которые на сцене), и притихшие и наблюдающие из зала

miliuna: "Царь Эдип", 07.10.2018 «Царь Эдип» - классическая греческая трагедия Софокла, поставленная в Театре имени Вахтангова в современной интерпретации. Впрочем, несмотря на оформление, художественные приемы на сцене все равно классика: интересная, трагичная и довольно ровная. Основным элементом оформления в спектакле служит огромная бочка, которую катят, которая катится сама, на которую взбираются, к которой цепляются, за которую уходят: одним словом, неизменный элемент происходящего действия. Оформление вообще довольно лаконично: основными цветами становятся белый и черный с редкими вкраплениями золотого и красного. Главный герой – царь Эдип – персонаж в белом, и этому цвету он не изменяет до самого финала, иногда надевая массивную золотую шапку (я не знаю, как она называется), чем-то напоминая в таком виде не просто главу своего государства, но и религиозного лидера. В противовес «белому» царю его народ весь в черном, он однообразен, в какой-то момент люди даже надевают маски, дабы потерять на время свою индивидуальность. Таков Эдип – просветленный царь, вполне искренне переживающий из-за бед, обрушившихся на его страну. Здесь хочется обратить внимание на замотанного, словно мумия или зомби, в бинты персонажа, и ведь именно он надевает на Эдипа его светлый пиджак, когда вокруг все говорят о море и болезнях, и в чем-то здесь намек, что «чума» (назовем это так, хотя термин не слишком применим) – неизменная часть доброго царя. Стоит обратить внимание, что светлый образ начинает рушиться с момента появления слепого провидца, к которому до того достаточно благородный Эдип проявляет неожиданную жестокость, и который своими словами оказывается способен чуть ли не свалить здорового и сильного героя с ног (первое проявление какого-то давнего недуга, пока еще воспринимаемое как яркое отражение, может, страха, но точно чего-то душевного). Метафора понятна: слепец способен видеть больше, чем зрячий и претендующий на духовное лидерство царь, и этот, на первый взгляд, слепец вполне способен не просто дать отпор зарвавшемуся царю, но и – страшнее – заронить в нем сомнение. Эдип отбирает у старца его палку, пусть пока она царю без надобности, но тот может опереться на плечо мальчишки-проводника, а Эдипу, кажется, и опереться не на кого. Отсюда жестокость к родственнику Креонту, предстающему в полуобнаженном виде и с венком из лавровых (?) листьев на голове, подчеркнуто беззащитному перед царем. Отсюда жестокость к самому себе, когда царь извлекает на свет забытые, казалось бы, воспоминания, мучая себя собственными сомнениями и подозрениями. Где-то в этот миг «мумия» вдруг становится отражением самого царя, изображая судорожными движениями его переживания, страхи, подозрения. Появление жены Эдипа Иокасты приводит на сцену еще одного полумистического персонажа – девушку в платье ворона, как парившие над бочкой вороны в самом начале, с огромными черными крыльями, следующую за героиней повсюду и становящуюся уже ее тенью. Кто эти два персонажа? Я склонна думать, что рок, судьба обреченной супружеской четы. В какой-то момент девушка-ворон раскрывает белоснежные крылья, вставая за спиной Иокасты, делая ту ангелом, но потом отдаляется, разрушая образ. А затем следует, уже размахивая крыльями черными. Народ царя тоже имеет свой голос: буквально пение, да еще и не на русском языке. Народ подает голос лишь в отсутствие царя, непонятно для него, оставаясь не слышим царем. Чаще они – молчаливые свидетели трагедии. Они могли быть для него опорой, но он их даже не пытается замечать. Надо отметить и представителей простых людей: пастухов, когда им приходится говорить. Никто не идеализирует их, они, вроде, и неплохие, они могут руководствоваться благими намерениями, но при малейшей опасности собственной жизни они предпочитают делать, что сказали. Они здесь противоположны Эдипу: он отчаянно делает себе больно, познавая правду, а они говорят правду, избегая боли. Иокаста – жена Эдипа – здесь ближе к обычным людям, нежели к неординарному мужу: ей тоже хотелось бы молчать, чтобы избежать ненужной боли, но честна она с царем не из-за страха, а из-за самой честности. Она по-земному мудрая, она склонна переживать из-за человеческих проблем, тогда как ее муж корит себя из-за традиционной и даже религиозной морали, что незримо объединяет его со старцем в начале спектакля, отстаивающем условно божественную точку зрения. Известный финал – финал-перевертыш, отсылка к встрече со старцем, и вот уже в руках у Эдипа тот посох, и вот уже его глаза не видят света земного, зато душа видит свет неземной. Ослепнув, прозрел. Важно здесь и то, что «мумия» разматывает свои бинты и видит, наконец, свет, что лишь подтверждает мою теорию о его тесной связи с Эдипом. Быть может, это душа героя? И бочка – это рок и судьба? К бочке цепляются оставленные дочки Эдипа, бочка их тащит, от нее они убегают, а до того другие персонажи пытаются ее катить. Виктор Добронравов в роли Эдипа весьма убедителен, и создает он характер царя достаточно ровно и цельно. Даже когда сомнения западают в душу Эдипа, тот не переходит в саморефлексию, он склонен действовать, разрушая себя не мыслями, но поступками. Он решителен. Решителен в гневе на провидца, первым рушащим миф о собственной непогрешимости, он решителен, пусть и с оттенком опаски, при воспоминаниях о прошлом, он решителен в расспросах жены, а затем и пастуха. Финальный выход никак не выбивается из канвы: он все так же решительно наказывает себя. Никаких лишних сомнений. Очень последовательный характер. Трудно сказать, что движет им более прочего: клятва найти убийцу Лая или желание быть уверенным в своей честности, правильности, праведности. Наверное, второе – желание быть уверенным в себе любой ценой. Отсюда и сомнения в правильности слов богов, и подозрения к Креонту. Ошибиться может кто угодно, но не Эдип! В сущности, он и не ошибается на свой счет, он просто не сразу узнает о себе правду, а, узнав, возвращает собственную уверенность, пусть и жестким способом. Виктор изображает Эдипа уверенным, но, пожалуй, без самолюбования, достаточно страстным при покушении на его собственную истину, полным неверной надежды и временно спокойным при общении с Иокастой. Думаю, ключевое в изображенном актером характере – честность, в первую очередь, с самим собой. Его Эдип лгать, жить во лжи не смог бы. Людмила Максакова не играет сверхчеловека, она играет женщину. Ключевое в характере Иокасты – любовь. К мужу, к сгинувшему много лет назад сыну, к погибшему супругу. В ней совсем нет злобы, ненависти, лишь любовь. Она очень по-женски надеется, что ее Эдип остановится, что все будет по-прежнему, даже уже понимая, что произошло. Она все равно не осуждает. Она просто хочет жить. Разве ей не больно от воспоминаний о сыне? Еще как, даже слезы стоят в глазах. Но спасти своего мужа и себя саму ей важнее. Ее финал столь трагичен из-за трагедии супруга, невозможности повернуть время вспять, жить как жили. Поэтому ее черная ворона не отбрасывает крылья, а летит навстречу судьбе. Евгений Князев – Тиресий. Невозможно сильный старец-провидец. Он близок к простому народу тем, что хочет скрыть правду во благо, но близок к Эдипу тем, что ее раскрывает, заставляет в нее поверить. Свой посох он старается не отдавать, может, чтобы не наслать на Эдипа печальную судьбу? Евгений делает своего героя сильным, духовно и физически. Его недуг, кажется, ему совсем не мешает. Только такой старец может направить Эдипа. Ведь слабость сильный царь никогда не признает. Эльдар Трамов – Креонт. Самый непонятый мною персонаж. Он ведь не отрицательный. Он несколько мечтатель, и, в сущности, он безобиден. Он даже положителен. Ощущение некоторой духовности должна создать прическа актера, стилизованные под античность одеяния, венок, однако… У Эльдара такое ярко выраженное отрицательное обаяние, от него так веет…порочностью, что в образ в «Царе Эдипе» сложно поверить, от Креонта вполне можно ожидать какой угодно подставы. Так просто при таком раскладе поверить, что Эдип не зря в нем сомневался, было, за что, тем более, что в финале Креонт получает ровно это – власть, пусть на деле к ней не стремится. Понятно, почему Анатолий Шульев нашел в Эльдаре Трамове своего Донжуана, идеальное попадание, но почему Эльдар играет Креонта, я не понимаю. Он играет хорошо, но как-то…диссонирует с этой ролью. Павел Юдин – воин. Очаровательный комедийный образ охранника-недотепы, и в античности такие были! Чаще забавный, порой скучающий, почти даже ребенок с игрушечной лошадкой и вполне преданный. Таков воин. Без лишних мыслей, без лишних размышлений. Также на сцене играли: Евгений Косырев (Жрец), Виталийс Семеновс (корифей хора), Олег Форостенко (вестник), Рубен Симонов (пастух), Максим Севриновский (домочадец Эдипа), Екатерина Симонова (крылатая дева), Юрий Цокуров (мальчик), Мария Бердинских и Мария Риваль (дети). Спектакль увлек, заинтересовал, пусть это вполне классическая история в современных декорациях. История, наверное, вечная: о поиске себя настоящего и о принятии себя настоящего. История о неизбежности судьбы, от которой не уйти, о ничтожности самих попыток. О важности окружающих людей, о необходимости думать о них, ведь Иокаста, дети пострадали из-за поиска себя Эдипом. Я не могу занести «Царь Эдип» в число своих любимых спектаклей, но я получила и эстетическое удовольствие, и удовольствие от сильных актерских работ.



полная версия страницы