Форум » Талант всегда тревожит » Artists! Актёры! (5) » Ответить

Artists! Актёры! (5)

Villina: Актёры 4 О ЛЮБВИ К АКТЁРАМ Здесь обсуждаем многих и многих людей искусства, которым пока не завели персональных тем... или когда разговор касается нескольких персон и выходит за рамки персональной темы [quote]Ссылки на персональные сайты: http://www.belyavskiy.ru/ http://mnovikov.ru/ http://www.svetlova.org/ http://sergeysorokin.ru http://anna-vershkova.sitecity.ru http://rulla.ru/ http://aleksandrkoltsov.ru https://vk.com/dennissinger http://denkot.ru/[/quote] Группа "Актерская курилка": http://vk.com/rrech

Ответов - 4

Villina:

Villina: Я вообще не часто что-то тут пишу... но вот сегодня я был на пробах. Любой артист вам скажет что пробы, это большой стресс, ты получаешь на почту текст, очень часто дебильный, за ночь пытаешься положить его "на рот", найти логику в предложениях, как-то это все органичным для себя сделать... принять... и даже заставляешь себя полюбить этого персонажа и, зачастую, невероятные обстоятельства в которых он находится... ты идёшь на пробы, ты волнуешься... говоришь себе что ты уже не мальчик, что за спиной много работ, и не понятно что лучше, пройти эти пробы или пускай лучше мимо тебя это всё пройдёт, не снимешься ты в очередном сомнительном проекте и слава Кришне... и со всеми этими мыслями ты такой заходишь... но всё-таки теплится надежда, а вдруг сегодня всё будет иначе... вдруг этим людям важен процесс... вдруг они про тебя знают и позвали не просто для галочки, графу "кастинг" отбить, а правда что-то Попробовать хотели... заходишь в офисную комнату. Фотоаппарат на треноге. Распечатанный текст на замызганной бумаге ( да, я тут не первый ... и не последний )... и кастинг-директор... она устала... и ты по глазам уже видишь, что ты - не то... я не знаю кто... но, точно не ты... -Почитаем? -Давайте. - Все у вас заученно выходит, ненатурально... - Извините... - А давайте ка семь приседаний сделайте и семь прыжков, а потом я камеру включу... И вот такой ты стоишь себе перед фотоаппаратом и думаешь... Положить текст и уйти молча? Или не молча? Отшутиться? Сказать всё что ты думаешь об этом кастинге, о тексте, о проекте, о ней, о русском кино в целом? Или присесть и подпрыгнуть... Я вот присел. И подпрыгнул. Семь раз... Не знаю почему. Потому ли что так учили... мол реактивным будь, острым... а может от неожиданности... а может потому что я тряпка... присел семь раз и подпрыгнул... и включила она фотик... и плохо я читал... плохо... и играл тоже плохо... и пытался вроде достойно себя вести, но я ведь уже присел... и подпрыгнул... семь раз... а потом вышел на улицу и резко почувствовал себя плохо... и пил... и долго ещё вёл с кастинг-директором диалог (жаль она не слышала), переигрывал эту глупую сцену... талантливо прям пару раз было... пытался не расстраиваться... но все-равно расстраивался... переживал... есть же наверно какая-то этика... можно ведь кастинг провести так, чтобы никто не чувствовал себя говном??? я это не знаю к чему, но ТЫ, брат артист, держись! Не унывай! Придёт твоё время! Будут тебя ценить! Будут кофе предлагать и "в телевизор на коньках кататься"... терпи, приседай, прыгай, читай... это же всего лишь часть профессии, это не на всю жизнь :) Артём Тульчинский

Villina: Настя Кузнецова Вчера в 2:03 · Памятка для ассистента по актёрам от ассистента по актёрам, у которой был миллион возможностей плюнуть актёрам в чай, а она этого так, до сих пор, и не сделала, дура. Работа творческая, интересная. На плейбэк тебя не пустят, так что довольствуйся светской беседой со светиками, за стаканчиком чая вперемешку с кофе, у буфета. Темы для обсуждения: как давно у тебя не было, действительно ли ты без лифчика сегодня, пойдёшь ли ты с Серёгой уже наконец, и какой же артист Г – гондон. Как только почувствуешь лёгкое чувство вины за артиста Г, плавно переходи на тему еды. Светики проводят тебя в светобазу, там где еда, свет и веселье. Так ты скоротаешь время до конца сцены. Что тебя ждёт. В итоге ты полюбишь тишину и отсутствие людей вокруг себя, как соль или как Петьку из седьмого Б в детстве. Будешь носить сменные трусы в рюкзаке. И отрастишь *й. Правило первое: Ты должна быть девочкой. Желательно, *дью, конечно. В случае, если артист – мужского пола, тебя это спасёт в экстремальной ситуации. Он такой орёт на тебя, жилка на лбу вздулась, ты, как в первом ряду на спектакле – всю систему Станиславского уже выучила и тут ннна на – взгляд опускается вниз, а ты в шортанах коротких. Ну там улыбочка, кофейку, *ё-моё. Мужчина-артист делает паузу, чтобы набрать воздуху в лёгкие, а ты такая за кофейком уже уходишь в даль – ну как в жизни, всё, в общем, только в жизни с очень, очень сложным мужчиной, которого бы ты бросила, да не можешь, он же на самом деле, хороший, просто на работе проблемы, ну и айфон обещал подарить к тому же. Правило второе: Ты должна быть мужиком. Мужиком, желательно, с яйцами. Иначе, как ты будешь придерживать дверь туалета актрисе, чтобы она не запачкала рук? А если ты мужик, то как бы и не западло. Она же девочка, ей же страшно, там бактерии от кинобыдла остались и эвиана, чтобы всё это смыть, нету, понятно всё. Плюс, если у тебя хриплый прокуренный голос и ты говоришь на фене – то водители, рабочие и прочие нужные тебе люди, слушаются как-то быстрее. Ну и одеться на смену ты сможешь за полминуты, потому что ты мужик с яйцами, который служил, видимо. Плюс, мужики не плачут – это большое достоинство ассистента по актёрам. Правило третье: Ты должна быть мамой олигофрена. Желательно одесской мамой олигофрена. Как только артист переступает порог площадки, он тут же забывает, как самостоятельно себя обслуживать, начинает трясти головой и махать руками. Проще смириться, и убить вон ту лягушку которая напугала актрису и обязательно проследить, покушал ли взрослый сорокалетний мужчина. Правило четвёртое: У тебя должна быть справка от психиатра, что всё ок. Обновлять справку придётся часто, потому что работа с людьми в пограничном состоянии, приводит к пограничному же состоянию. Очень скоро, буквально через пару дней работы, справку никто не выдаст, а посоветуют пройти принудительное лечение. Как только ты поймёшь, что любишь актёров – беги немедленно, это означает, что ты уже перешла грань и разум твой помутился. Правило пятое: Ты должна быть психиатром. Одна начинает делать грустное лицо, когда в кадре помимо неё больше, чем один актёр. Другой ненавидит ждать. Третью надо умолять надеть шляпку. Четвёртый вообще с утра бехеровку открыл. Пятый мухоморов нажрался. Все пятеро люто ненавидят друг друга. Ты будешь знать про них всё, вплоть до физиологических подробностей и цвета трусов. Главное, выдержать первый раз, когда актёр капризничает: «Нет, фасоль не буду, она пердячья». Настоящий психиатр молча согласится с этим утверждением и предложит рыбки, она лёгонькая и переваривается хорошо. Правило шестое: Ты должна быть фюрером. Если массовке и эпизодникам в глаза смотреть нельзя, то с основными актёрами так не получится. Они всячески будут выводить тебя на зрительный контакт, трогать за руку, и вообще чего-то от тебя хотеть постоянно. Поэтому нужно быть интеллигентным фюрером. У меня фюрером быть никогда не получалось, но пацаны рассказывали, так можно. Правило седьмое: В сумочке у меня всегда валидол, осиновый кол, чеснок и бутылочка воды с мёдом – энергию восстанавливать. Если ты не знаешь, что такое восстанавливать высосанную энергию – ты не работала ассистенткой. Когда на тебя орут, представляй розовую линию, которая обводит тебя с головы до ног – полукругом. И превращается в овальный купол. Примечательно, что этот совет мне дал Актёр, который вызвал первые мои ассистентские слёзы. Его на других площадках называют «зло». А в кадре от него мурашки по коже. Помню этот день, как первую любовь. Я, теперь, когда он подходит, всегда в розовом овале и беззаботно хохочу. Правило восьмое: Умей уверенно врать. Через сколько придёт актёр? Через пять минут. Настя, актёр идёт? Техническая минутка. Настя, где актёр? Идём, идём, тут незапланированная поправка по бантику на левой туфле. В этот момент, главное, никому не дать понять, что ты проебала артиста и не знаешь, где он. Обычно в самую отчаянную минуту, актёр выходит из леса с пакетом грибов и счастливым лицом: «а я подосиновик нашёл.» Ну и: «Настя, когда же меня позовут в кадр?» Отвечай с блаженной улыбкой: «Скоро. Очень, очень скоро.» Правило девятое: Включи локаторы, дура. Создай сеть из агентов. Стой ровно между грим-вагоном и костюмом, да так, чтобы было видно старваген. Узнай, его пристрастия. Если ответственный – то уже сам попиздовал на площадку и мешает там всем анекдотами. Если капризная, то сидит, нахохлившись у себя в вагончике и страдает. Если подвержен вредным привычкам, то в стороне от площадки – за деревом, ты учуешь его по запаху и струйке дыма. Если молодой, красивый – то хлопушка точно знает, где он, она сама за ним следит с начала проекта. Если постарше – пройдись по гримёрному, костюмерному цехам, пошушукайся с девчонками, только не рассказывай каждой, что он окучил их всех. Своих не сдают. Это важно. Герой-любовник должен знать, или хотя бы, думать, что ты его друг. Правило десятое: Обнять и сказать, что мы тебя любим. Сколько раз, сколько раз, я поражалась доверчивости этих созданий. Даже не стараясь, даже не пытаясь сделать честное лицо при этих словах, удавалось добиться мягкого света счастья, лучащегося из их глаз. Не думаю, что актёры не знали, что их, как правило, никто на площадке не любит. Ведь, вы, со своим поиском зерна, мешаете нам поехать к себе домой на метро, в без пяти час ночи. В Зеленоград. Правило одиннадцатое: Он забыл текст в грим-вагоне, точно тебе говорю. Ещё можно посмотреть под скатертью в декорации. В крайнем случае, он засунул его в сапог. Правило двенадцатое: Полюби их взаправду. Да, сложно. Но любить вообще сложно. Как и жить. Ты же уже, наверняка, рыдала по Самому Прекрасному Мужчине, и не раз. Да, мудак, но я его люблю. А он меня нет. А я его да. Я ему всё, а он мне – *й, и то, в строго ограниченное время. Жалко себя? Вот и их пожалей. У них так же, только каждую минуту. Они взахлёб требуют любви немедленно и сейчас же. Мне это понятно, ведь я, до недавнего времени, была такой же требовательной. К старости поотпустило. Потому что любовь, это всё, что им от тебя нужно. И от всех вообще. Такая вот профессия, похожая на бабочкино крыло – чуть дунешь и пыльца уже слетает, а бабочка дохнет. Потому что без любви это вот всё вообще становится бессмысленным. Как, в общем-то, и всё на свете. Правило тринадцатое: За талант можно простить всё. Говорю, как ассистентка, которую, всё же, пускают на плейбэк. Именно в эти тридцать секунд, в тишине мотора, ты поймёшь, ради чего вся эта хуйня тобой терпелась. #рупорплощадки #ассистентпоактёрам

Villina: Александр Вертинский КОГДА ОБО МНЕ ГОВОРЯТ: «счастье этому Вертинскому: пропоет вечер — три тысячи... успех...» — когда я это слышу, мне делается немного обидно. Разве я мог бы выдумать мои песенки, если бы не прошел тяжелую жизненную школу, если бы я не выстрадал их? Я БОЮСЬ пользоваться хорошими условиями жизни. Тогда я успокоюсь, осяду, спущусь. И не смогу петь свои песенки. ЖИЗНЬ надо выдумывать, создавать. Помогать ей, бедной и беспомощной, как женщине во время родов. И тогда что-нибудь она из себя, может быть, и выдавит. Я НЕ МОГУ причислить себя к артистической среде, скорей к литературной богеме. К своему творчеству я подхожу не с точки зрения артиста, а с точки зрения поэта. Меня привлекает не только одно исполнение, а подыскание соответствующих слов и одевание их в мои собственные мотивы. БИССИРОВАНИЕ — это все равно что вторичное объяснение в любви любимой женщине. Вы объяснились ей один раз. И она откликнулась вам всем своим сердцем. Это — чудно хороший миг! Но вы недовольны результатом и желаете объясниться вторично... Как будет ваша женщина слушать во второй раз те же пламенные слова? Ясно, что уже с оттенком легкого анализа, с закрадывающимся сомнением в искренности. МЫ, АРТИСТЫ, СВЯТЫЕ И ПРЕСТУПНЫЕ, страшные в своем жестоком и непонятном познании того, что не дано другим. Нас не надо трогать руками, как не надо трогать ядовитых змей и богов. Я НИЧЕГО НЕ СКРЫВАЮ от слушателя, пою так же, как пел бы для Господа Бога, — искренно, глубоко, правдиво, как верующий, как «священнослужитель». ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖИВЕТ ЧЕЛОВЕК, тем яснее становится ему, в какую ловушку он попал, имея неосторожность родиться. ЧЕЛОВЕКУ НА ЗАКАТЕ суждено все разлюбить, чтобы душа его, освобожденная от всех земных привязанностей, предстала чистой, голой и свободной перед престолом Всевышнего. КАК ТОЛЬКО МЫ ДОБИВАЕМСЯ, наконец, ясности мысли, силы разума и что-то начинаем уметь и знать, знать и понимать — нас приглашают на кладбище. Нас убирают как опасных свидетелей, как агентов контрразведки, которые слишком много знают. ЖИЗНИ КАК ТАКОВОЙ НЕТ. Есть только огромное жизненное пространство, на котором вы можете вышивать, как на бесконечном рулоне полотна, все, что вам угодно. Вам нравится токарный станок? Влюбляйтесь в него! Говорите о нем с волнением, с восторгом, с экстазом, убеждайте себя и других, что он прекрасен! Вам нравится женщина? То же самое. Обожествляйте ее! Не думайте о ее недостатках! Вам хочется быть моряком? Океаны, синие дали... Делайтесь им! Только со всей верой в эту профессию! И тд. И вы будете счастливы какое-то время, пока не надоест токарный станок, не обманет женщина, не осточертеет море и вечная вода вокруг. Но все же вы какое-то время будете счастливы.



полная версия страницы